собЫтие / событиЕ

Анастасия Рухлядева
НИУ ВШЭ

собЫтие / событиЕ

Эссе-интервью с командой некоммерческого экспериментального выставочного пространства «Галерея Электрозавод». Участники: Дима Филиппов, Виктория Малкова, Лиза Веселова, Маша Шпрайзер, Лев Никитин.

 

«В будущее возьмут не всех» — именно так звучало название ретроспективы Ильи и Эмилии Кабаковых. Вероятно, что пандемия, которая в нынешнее время выполняет функцию апокалипсического суда Осириса, значительно «перекроит» культурную карту современной Москвы: кому-то она дарует счастливый билет «туда-обратно», а кто-то будет обречен довольствоваться услугами тарифа «в один конец». В такие периоды активного движения «тектонических плит» мира искусства остро встает вопрос, к которому обращались и продолжают обращаться исследователи разных эпох: что делает искусство искусством? 

 

«…Очень важен был момент, что многие ценят общение, совместное проживание. Даже если не физическое, даже если они не видят работу, они могут обсудить ее в каком-то месте», — говорит Дима Филиппов - один из художников-кураторов «Галереи Электрозавод». 

 

Исходя из вышеуказанного утверждения, искусство может быть воспринято как искусство  при соблюдении двух необходимых условий: наличие пространства и возможность коллективного переживания. Однако здесь возникает потенциальная опасность ввести читателя в заблуждение, потому что эти два аспекта устойчиво ассоциируются в массовом сознании либо с государственными институциями, либо с коммерческими организациями и в меньшей степени с художественными самоорганизациями. Но пример «Галереи Электрозавод», вопреки закостенелым стереотипам, демонстрирует, что место для проживания, проживание в месте (и проживание «вместе») возможно и в некоммерческом секторе современного искусства. Более того, оно не только возможно, но и продуктивно. 

 

Пространство + Сопереживание = Искусство

 

Для доказательства справедливости приведенной выше формулы и явления особенностей ее реализации в творческих самоорганизациях позвольте мне обратиться к более подробному анализу роли обеих переменных на примере некоммерческого экспериментального выставочного пространства «Галереи Электрозавод».

 

1. Проблемы курицы и яйца

Что служит исходной точкой выставочного пространства? Иными словами, когда пространство начинает считаться пространством? Если исходить из рассуждений Витгенштейна, то язык — это описание того, что есть в мире. В таком случае пространство как бы не существует до тех пор, пока нет языка, который был бы способен его описать. Однако для того, чтобы что-либо описать, необходимо, чтобы оно существовало. Так, возникает типичная ситуация «catch-22» («уловка-22» — логический парадокс между взаимоисключающими понятиями), или проблема курицы и яйца: что появилось раньше — слово или пространство?

 

«…Ответьте уже, кто там вы и как вы? Кто вы там: резиденция? Андеграунд? СЛОВО. Опять же что такое эксперимент? Это слово, которое может все, что угодно в себя включать. Такой разговор может не принести пользы…Определять, кто мы есть, можно лишь по тому, что мы делали. Вопрос в том, что, когда мы это делали, мы особо об этом не думали». (Дима Филиппов)

 

Лишь в процессе преобразования пространства в словесно-логические формы место начинает осмысляться как место. Но феномен «Галереи Электрозавод» заключается в том, что СЛОВО еще находится в процессе формулирования, в процессе вербализации Пространство уже существует, но трансформация места в язык еще не завершилась. В нашем понятийном аппарате отсутствуют средства, которые могли бы описать «Электрозавод». «Имя означает объект. Объект есть его значение», — писал Витгенштейн. В случае же с «Галереей Электрозавод» есть объект, но нет значения. С одной стороны, причина такого парадокса кроется в том, что некоммерческая самоорганизация, как явление, относительно ново для терминологического аппарата искусства и опережает существующую диалектику. С другой стороны, отсутствие СЛОВА продиктовано положением некоммерческих объединений и творческих самоорганизаций в современном культурном ландшафте. 

 

2. NON-profit / UNDERground / OUTsider

 

«Это (Электрозавод) такой клуб, как я это в последнее время определяю. Как раньше я это видел, сейчас, может быть, будут происходить какие-то трансформации. Клуб, куда ты приходишь, куда приходят ребята. Мы собираемся, общаемся, и к нам в гости приходят художники иногда. Мы с ними садимся, обсуждаем выставки по веерам, как Вика говорит. Потом приходят люди. Мы с ними также общаемся, после них убираемся и т.д. То есть приходят новые резиденты иногда. И тут вот четкой политики — ее никогда не было… Нам важно, чтобы выставка работала с выставочным пространством. Есть пространство, с которым можно работать. Желательно сделать что-то для площадки. Наверное, в этом и есть эксперимент. Мы договариваемся с художником, допускаем его в помещение, находимся с ним даже в чем-то в соавторстве. Можно это назвать кураторством, но это кураторство все же дружеское больше». (Дима Филиппов)

 

«Я хотела бы сказать, что нашу площадку можно назвать в основном, да, экспериментальной в отличие от других организаций. У нас идет во время монтажа и становления выставки обсуждение. Мы общаемся, что-то меняем постоянно. То есть мы изначально утверждаем какую-то концепцию, которая и нам, и художникам интересна, а потом идет работа внутри, что не допускается вообще в музейных экспозициях. Там очень сложно это делать и нежелательно. В коммерческих галереях тоже достаточно много ограничений, которых нет у нас». (Виктория Малкова)

 

«Галерея Электрозавод» не вступает в активную оппозицию институциональному искусству. Это, скорее,  «мирный» протест и зачастую непреднамеренный. Поясню: сами определения, которые на данный момент являются маркерами анализируемого выставочного пространства, словно бы подчеркивают внесистемный аспект пространства: NON-profit, UNDERground, OUTsider — несоответствие системе становится формой существования. Однако в то же время несоответствие системе приравнивается несоответствию существующим понятиям, так как язык - это тоже система, и как результат, возникает потребность в перекодировке существующего понятийного аппарата, потому что язык отстает от существующих явлений. Он неспособен описать внесистемное как «мирное другое», непременно акцентируя внимание на оппозиционном качестве пространства. 

 

3. Снятие границ

 

У пространства некоммерческой галереи нет терминологического обозначения не только по причине недостаточно развитого понятийного аппарата в сфере искусства и культуры, но и по причине того, что факт существования слова подразумевает противопоставление смысла и бессмыслицы. Нет слова, следовательно, нет и границы между тем, что может быть сказано, и тем, что не может быть сказано. Иными словами, из определения «Галереи Электрозавод» как экспериментальной площадки следует то, что в этом пространстве отсутствуют границы - это место предельной творческой свободы, где каждое собЫтие одновременно и смысл, и бессмыслица. Отсутствие СЛОВА снимает необходимость разделения на то, что верно, а что неверно, что правильно, а что ложно. Оно разрушает границу выражения мысли, смещая акцент с результата (с выставки) на процесс создания, на диалог. 

 

«…Статьи,  сто человек зрителей — это все побочный эффект. Все самое классное происходит, как правило, во время монтажа или до, в обсуждении, в процессе создания». (Дима Филиппов)

 

С этой точки зрения интересно рассмотреть онлайн-пространство некоммерческой самоорганизации, потому что в нем место лишено не только мыслительных, идейных границ, но и физических. 

 

«У них (у посетителей) есть повод собраться. Повод эту точку сборки обрести. Это работает не только для зрителей, это работает в том числе и  для резидентов. Вот это групповое переживание я все-таки уверен, что онлайн его не заменит». (Дима Филиппов)

 

«Если мы добавляем некоторую возможность для зрителя посмотреть что-либо в онлайне, какую-то часть экспозиции, вести некоторый диалог, в этом ничего плохого нет, потому что это как бы дополнительное привлечение какого-то внимания, наша какая-то подвижность системы. Про онлайн: полностью туда переходить, я думаю, в этом нет смысла». (Лиза Веселова)

 

«(Про онлайн): мне просто интересно смотреть, наблюдать, как это происходит». (Виктория Малкова)

«Посещение выставки — это определенная сакральная ритуалистика. И в онлайн-формате мы, естественно, это все не можем воссоздать, как мы привыкли к этому всему. Я считаю, что эти ритуалы в иной форме появятся и в онлайн-формате. Просто сейчас это стало для всех не просто свободное поле, это стало необходимостью. И будет происходить трансформация у каждого из нас как у отдельного художника, так и у площадки. Будет происходить трансформация, чтобы объединить оффлайновые выставки со своими ритуалами и онлайн-действия. Онлайн-действия приобретут некий интерес, из-за чего ты будешь заходить и смотреть трансляции, стрим или еще что-то». (Лев Никитин)

 

Так, онлайн-пространство лишено всяких границ, отчего некоммерческие объединения и художественные самоорганизации оказываются лучше подготовлены к предельной разомкнутости диджитал-мира, потому что разделение на смысл и бессмыслицу в них сняты из-за отсутствия соответствующей терминологии и диалектики. Но как верно отметила в ходе интервью Маша Шпрайзер: не стоит стремиться сконструировать онлайн-пространство, которое будет точной копией реально существующего места. Вместо этого необходимо адаптироваться к новой реальности и полностью использовать потенциал тех ресурсов, которые внезапно стали нам доступны. Мне кажется, что проблема адаптации к цифровому пространству «высвечивает» те трудности, с которыми сталкиваются некоммерческие художественные самоорганизации и экспериментальные площадки на современной арт-сцене: существующий язык, существующая система пытается «подогнать» их под себя, оценить степень их «нормальности» относительно принятой шкалы и общепризнанной иерархии институций вместо того, чтобы отказаться от сопоставления и раскрывать потенциал их ресурсов для конструирования новой культурной среды.

 

4. Социальный капитал

 

Итак, мы пришли к выводу о том, что пространство некоммерческой самоорганизации максимально открыто и лишено смысловых границ. То есть оно чрезвычайно благоприятно для поддержания «диффузии» идей. То, что один из сооснователей «Галереи Электрозавод» Сергей Прокофьев назвал емким словом «событиЕ», и есть в сущности ядро некоммерческого экспериментального пространства «Галереи Электрозавод». 

 

«Нас объединяет галерея. Мы с ней работаем». (Виктория Малкова)

 

Возможно, событиЕ, порожденное собЫтиями, и есть то самое слово, которое находится на этапе зарождения и которое способно охарактеризовать ту среду творческих самоорганизаций, которая создает искусство на современной арт-сцене. «СобытиЕ» одновременно и маркирует место выставочного пространства на культурной карте города, и стирает его физические границы, расширяя пространство некоммерческой площадки до метафизических масштабов, ведь это пространство, которое существует в мыслях, чувствах и воображении художников, зрителей и резидентов. «Галерея Электрозавод» — это пространство коллективного переживания и коллективное переживание пространства. Это внесистемность, которая при происходящей дешифровке и перекодировке культурной среды, станет новой системой. 

Прагматика и менеджмент культуры

Партнёры

программы

Подробнее об отделении культурологии и образовательной
программе «Прагматика и менеджмент культуры»
философского факультета  МГУ им. М.В. Ломоносова
вы можете узнать на сайте: https://philos.msu.ru
Лого Философский 1.png
Арт-директор сайта — Никита Афанасьев © 2020

 

При поддержке: